Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:02 

стас домбровский ты это ты

ты - это ты. не татуировка.
не новый прокол. не дурацкая фенька.
не положительный резус крови,
и не поддельные документы.

ты - это ты. не психология.
не красный диплом и не сумма оценок.
не отключенная напрочь логика.
не размер груди или песни.

ты - это ты. не выбритый череп.
не хайр до плеч. не Canon-EF-<номер>.
не объектив
ность, не край, не через.
не два шага от моего дома.

ты - это ты. я спать разучился,
ведь ты - это ты. ты - и не меньше.
не выношу крупных букв и чисел,
но - это ты. всего лишь - Женщина.

00:59 

стас домбровский

Огни... Огни. Начало одиночества
В огнях.
Им нет конца. Дорога - как пророчество
Меня.

Тяжелым взглядом человека-отражения
В окне
Моя любовь, моя единственная женщина
Во мне.

И в ненормальности пока что есть
Свой плюс.
В обнимку с вечным стратокастером
Я сплю.

Соседи - люди баскетбольные
Молчат.
Вся водка выпита. Спокойно им
Сейчас.

И сердце поезда, как drum'n'bass
На слух.

Я. Так. Люблю. Тебя.
Люблю тебя.
Люблю.

00:55 

вот снова Стас

можно все, но какая разница,
если никому не понять.
можно даже позволить другим радоваться
пока нет меня.
можно стать даже смелее чем
упавшая на руку снежинка,
если не цепляться за мелочи
вроде жизни.

00:52 

стас домбровский

ты - это ты. не татуировка.
не новый прокол. не дурацкая фенька.
не положительный резус крови,
и не поддельные документы.

ты - это ты. не психология.
не красный диплом и не сумма оценок.
не отключенная напрочь логика.
не размер груди или песни.

ты - это ты. не выбритый череп.
не хайр до плеч. не Canon-EF-<номер>.
не объектив
ность, не край, не через.
не два шага от моего дома.

ты - это ты. я спать разучился,
ведь ты - это ты. ты - и не меньше.
не выношу крупных букв и чисел,
но - это ты. всего лишь - Женщина.

00:50 

Стас добровский

Не влюбляйся в меня, не надо,
просто так же в глаза смотри.
Ведь тебе всего 18
а мне - 23

Я смотрю в тебя, как в отражение,
где весь я, но со знаком "плюс".
Знаешь, девочка Женя,
кажется, я люблю.

Не бывает таких случайностей,
чтобы вместе на два часа.
Обжигает ладони счастья
светлая полоса.

На дурацком судьбы штрихкоде -
черно-белых полосок шум.
Хочешь - какую угодно
из них перепишу.

Свернуты к дьяволу горы и
все тормоза в мозгу.
Вызови мне скорую -
я без тебя не могу...

00:47 

стас домбровский

-Привет.
-Привет. Залей глаза слезами мне.
Я разучился, высох изнутри.
Я сдал сегодня все свои экзамены.
- На пять?
- Да что ты.. Нет, на 23.
Сдавал Любовь, да как-то не сложилось.
Пять пересдач - и все не про меня.
Не выучил, как там течет по жилам
Конспектов двадцать вечного огня.

Я Одиночество учил запойно
Когда Толпу писали дураки.
Никто из одногруппников не понял
Как я смог сдать Теорию Тоски,

Они орали "Блин, приди Халява!"
И открывали окна в темноту.
И двояки им ставили по правилу
"Халява будет. Но в раю - не тут".

Спиши, попробуй - жизнь других до корки.
По трафарету стань собой - никем.
На умной роже шпору счастья скорчив
Иди до самой смерти налегке.

Жил, как дерьмо? Так умирай, как падаль.
Не академ, а вылет навсегда.
Ты завалил всю сессию по Правде
И человекоминимум не сдал.

-?!!

Забей. Пошли, я не тебе, конечно.
Ты в памяти моей пока живешь -
Шесть тысяч дней моей угрюмой нежности,
Знакомый мой, обычный летний дождь.

Ты сам-то как?

- Работаю, как дьявол.
Деревьям - рост, влюбленных - под домам.
Пишу концерт для луж, машин и гравия.
Учу таких, как ты, сходить с ума
В хорошем смысле слова - в пару строчек
Куплетов, песен, знаешь - как попрет.
Я стал, как ты - старее, злей и проще.
Ни пробежишь - ни переедешь вброд.

- Забыл спросить...
- Да, да, ты вечно паришься,
Не по.. не знаешь, как меня зовут.
Ты знаешь.
- Саня?
- Саня.
- Ларичев...

Я обернулся в тишине на звук.
Нет голоса. И человека тоже.
И я один иду к себе домой.
И ни один из гребаных прохожих
Не понимал, что этот дождь - живой.

00:41 

вот снова Стас

Я не стал чуть умнее и старше не стал,
Это видимость, друг, это просто иллюзия.
Мы гнием изнутри в бытовухе и так
Из почти-Че-Гевар превращаемся в лузеров.

Наши девочки стали циничней в сто раз.
Им уже наплевать, где аборты, где дети.
Оглянись - ведь им было 17 вчера,
Только этого мы не успели заметить.

И теперь я боюсь их, детсадовских жен.
в их шкафах под бельем груда старых скелетов.
кости ждут, чтобы я их случайно нашел,
Кости ждут, чтобы я наконец-то ответил

нахрена было им 3-4-5 лет
из пеленок растить малолетнюю дуру?
Чтобы я жрал сегодня семейный обед(т)
Чтобы я ее молодость в пепел выкуривал?

Геология папиков, мразей, солдат,
Гопоты, лесбиянок, случайных знакомых,
Отложилась в моей голове навсегда.
Все, о ком эти девочки яростно помнят

Разъедают, как ржавчина, веру в людей
Выжигают напалмом последние нервы.

Я бы их убивал лишь за то, что "вот с ней",
Никогда не смогу быть счастливым.

И первым.

00:38 

стас домбровский

Вместо слов услышат одни гудки
обделенные светлым будущим.
Ведь ублюдки, молчащие на звонки -
поголовно счастливые люди.

"Да бывает, может канал забит,
Батарея подохла к черту."
Может быть, да если бы, да кабы.

Вычеркиваю.
Вычеркиваю.
Вычеркиваю...

00:37 

стас домбровский

нахер глянец, "года", "никогда" и "не сможем",
я люблю тебя. это как пуля в мозгу.
так взрывается логика путаной ложью
так становятся губы спелетением губ.

я не буду смеяться нет во мне жалости.
тамбур. нервно и дико кричит тишина.
я смотрю на тебя. мы одни на вокзале.
ты молчишь. и ты, кажется, любишь меня.

небоскребы все падают, падают в памяти
и простреленным горлом ни крикнуть, ни спеть
"with your feet on the air and you head... Where is my mind?"
я наверное ждал эту строчку семь лет

вот он я, словно сталь в вечно белом калении
сдохну, если не выпишу душу сейчас
я хочу просто рухнуть к тебе на колени
и молчать. и целуя тебя, замолчать.

00:32 

стас домбровский

вырубай, вырубай меня
каждым словом и интонацией
из дикого этого дня
бывшего - нашим.

забывай, забывай скорей.
так легко и намного проще.
чтобы я не смотрел
на тебя больше

из твоих - или нет, моих
воспаленных зрачков напротив.
сколько зелени в них
сейчас. просто

ты не видишь, а я вокруг.
или просто не хочешь видеть.
в запахе твоих рук
в словах "ничего не выйдет"

если надо так - значит бей
без соплей по нутру наотмашь.
если нужно тебе -
значит, можно.

если бесит, что все не так,
если дико, что все закончилось
к дьяволу поезда
вокзалы и агонию.

приезжай, бросив все ко мне.
навсегда, чтобы вся и сразу.
невозможно?
боишься?
не хочешь?
нет?

а на меньшее
я
не
согласен.

00:30 

стасик

Жжет цыганская кровь. Сердце бьется на грани.
Как по голой степи, по проспекту бегу.
И метро, словно конь в предрассветном тумане,
Жадно хлещущий воду контактами губ.

В этом таборе лиц твоего я не вспомню.
Хронология женщин меняет свой цвет
С окровавленной простыни тел и до скомканной
Желтизны на примятой ногами траве.

Возвращайся в свой маленький город без имени,
У меня - мир дорог, у тебя - колея.
Расскажи этим хилым, домашним, равнинным,
Как взорвалась вселенная с именем "Я".

Как тебя обожгло и как страшно, как страшно
Утром стать от горла и до ора живой.
Как кошмарно хоть пять минут быть настоящей
И со мной не бояться уже ничего.

Ты меня не удержишь ни силой, ни словом,
От тебя я к тебе, стиснув зубы, уйду.
Я придумал тебя, и придумаю новую
И опять я тебя у тебя украду.

Мы еще не встречались. Ступень за ступенью,
Спотыкаясь о прошлое - тени твои,
Я пройду лабиринт нетвоих отражений.

Зеркала разбиваются.
Это - к любви.

00:25 

вот снова Стас

падай, дружище, все выше и выше,
глупо, бессмысленно, как сид вишерз,
вырезав сердце осколком бутылки
на заболевшей груди.

будь - хочешь, взрослым, а хочешь - подростком,
только собой. понимаешь, просто
fly like a bullet. no mercy until you
fly. да, ок, ты один

прешься домой, как последний дебил и
спят, отрубившись, автомобили
на тротуар, как на бедра любимые
шины закинув. рефлекс.

dance it. танцуй. сердцем бейся о ребра
города в ритме безсахараорбит.
ты никогда не проснешься другим и
так и должно быть. so let's

play all your life like a rolling stones coda.
leave all your fear and loathing. go down
deep in your soul and your eyes that stopped laughing.
smile. let 'em smile. smile 'em all.

only two riders and storm. как у Doors, да
каждый из нас сам себе тайлер дёрден.

выдвини осенью ящик стола и
чтобы проснуться -
стреляй.

00:20 

и снова стас домбровский

не жалей новых струн на "мексе",
рви все к черту и go со мной.
это чувство покруче секса -
целоваться с самой весной.

в стертых джинсах, все так же курит
только старый и крепкий свинг.
ей не надо для счастья дури
у нее есть любовь в крови.

ей плевать на мои устои,
на привычки и тухлый быт.
с ней в гремящих машинных стойках
четко слышится letitBEAT.

и в каком-то припадке нежности
я ору на пустой проспект:
"у кого есть такая женщина?
у кого еще?!!"
больше нет

нет в глазах моих вечной осени.
нет дурацких обид и лжи.
до свидания, одиночество.
я опять
выбираю
жизнь.

12:53 

20.07.2012 в 20:26
Пишет Eisscholle:

нашлось. что то в этом есть
Пишет Виктория Вэн:
20.07.2012 в 18:50


Ты только себя береги. Береги там. Ладно?
И пусть мне сейчас не хватает тебя. Дико.
Так надо, малыш мой... Наверное, так и надо,
Что ты не услышишь ни стонов моих, ни криков.

Ты только будь счастлив. Будь счастлив, малыш. Слышишь?
И я тоже буду. Не буду - так хоть постараюсь.
А ты, малыш, сильный. Ты смог без меня. Дышишь.
А я не могу без тебя... Не могу! Задыхаюсь...

А я не хочу без тебя! Без тебя очень сложно.
Так сложно принять, что у нас с тобой - без вариантов...
Но я... я же дура - мечтаю о невозможном -
Мечтаю вернуться к маю. К тебе. Обратно.

Мечтаю вернуться туда, где еще не больно.
Туда, где была любимой, была желанной...
Ну ладно, малыш... Такова, видно, наша доля -
Что кто-то поет в дУше, а кто-то ревет в ванной...

(с) Юлечка Гаркуша

URL комментария

URL записи

21:15 

- Слушай, у меня есть беспесды ахуенная идея! - муж пнул меня куда-то под жопу коленкой, и похотливо добавил: - Тебе понравицца, детка.

Детка.

Блять, тому, кто сказал, что бабам нравицца эта пиндосская привычка называть нас детками - надо гвоздь в голову вбить. Вы где этому научились, Антониобандеросы сраные?

Лично я за детку могу и ёбнуть. В гычу. За попытку сунуть язык в моё ухо, и сделать им 'бе-бе-бе, я так тибя хачю' - тоже. И, сколько не говори, что это отвратительно и нихуя ни разу не иратично - реакции никакой.

- Сто раз говорила: не называй меня деткой! - я нахмурила брови, и скрипнула зубами. - И идея мне твоя похуй. Я спать хочу.

- Дура ты. - Обиделся муж. У нас сегодня вторая годовщина свадьбы. Я хочу разнообразия и куртуазности. Сегодня. Ночью. Прям щас. И у меня есть идея, что немаловажно.

Вторая годовщина свадьбы - это, конечно, пиздец какой праздник. Без куртуазности и идей ну никак нельзя.

- Сам мудак. В жопу всё равно не дам. Ни сегодня ночью. Ни прям щас. Ни завтра. Хуёвая идея, если что.

Муж оскорбился:

- В жопу?! Нужна мне твоя срака сто лет! Я ж тебе про разнообразие говорю. Давай поиграем?

Ахуеть. Геймер, бля. Поиграем. В два часа ночи.

- В дочки-матери? В доктора? В прятки? В 'морской бой'?

Со мной сложно жыть. И ебацца. Потому в оконцовке муж от меня и съёбся. Я ж слОва в простоте не скажу. Я ж всё с подъебоном:

- В рифмы, бля! - не выдержал муж. Пакля!

- Хуякля. - На автомате отвечаю, и понимаю, что извиницца б надо: Годовщина свадьбы веть. Вторая. Это вам не в тапки срать. - Ну, давай поиграем, хуле там. Во что?

Муж расслабился. До пиздюлей сегодня разговор не дошёл. Уже хорошо.

- Хочу выебать школьницу!

Выпалил, и заткнулся.

Я подумала, что щас - самое время для того, чтоб многозначительно бзднуть, но не смогла как не пыталась.

Повисла благостная пауза.

- Еби, чотам: Я тебе потом в КПЗ буду сухарики и копчёные окорочка через адвоката передавать. Как порядочная.

Супруг в темноте поперхнулся:
- Ты ёбнулась? Я говорю, что хочу как будто бы выебать школьницу! А ей будеш ты.

Да гавно вопрос! Чо нам, кабанам? Нам што свиней резать, што ебацца - лиш бы кровища:В школьницу поиграть слабо во вторую годовщину супружества штоле? Как нехуй делать!

- Ладно, уговорил. Чо делать-то надо?

Самой уж интересно шопесдец.

Кстати, игра в школьницу - это ещё писочка, я чесно говорю. У меня подруга есть, Маринка, так её муж долго на жопоеблю разводил, но развёл только на то, чтоб выебать её в анал сосиской. Ну, вот такая весёлая семья. Кагбутта вы прям никогда с сосиской не еблись: Пообещал он ей за это сто баксоф на тряпку какую-то, харкнул на сосиску, и давай ею фрикции разнообразные в Маринкиной жопе производить. И увлёкся. В общем, Маринка уже перецца от этого начала, глаза закатила, пятнами пошла, клитор налимонивает, и вдуг её муж говорит: 'Упс!'. Дефка оборачивается, а муш сидит, ржот как лось бамбейский, и сосисную жопку ей показывает. Марина дрочить перестала, и тихо спрашывает: 'А где остальное?', а муш (кстати, ево фамилие - Петросян. Нихуя не вру) уссываецца, сукабля: 'Где-где: В жопе!' И Марина потом полночи на толкане сидела, сосиску из себя выдавливала. Потом, кстати, пара развелась. И сто баксоф не помогли.

А тут фсего делов-то: в школьницу поиграть!

Ну, значит, Вова начал руководить:

- Типа так. Я это вижу вот как: ты, такая школьница, в коричневом платьице, в фартучке, с бантиком на башке, приходиш ко мне домой пересдавать математику. А я тебя ебу. Как идея?

- Да пиздец просто. У меня как рас тут дохуя школьных платьев висит в гардеробе. На любой вкус. А уж фартуков как у дурака фантиков. И бант, разумееца, есть. Парадно-выгребной. Идея, если ты не понял, какая-то хуёвая. Низачот, Вольдемар.

- Не ссы. Мамин халат спиздить можешь? Он у неё как раз говнянского цвета, в темноте за школьное платье прокатит. Фартук на кухне возьмём. Похуй, что на нём помидоры нарисованы. Главное - он белый. Бант похуй, и без банта сойдёт. И ещё дудка нужна.

Какая, бля, дудка????????? Дудка ему нахуя?????

- Халат спизжу, нехуй делать. Фартук возьму. А дудка зачем?

- Дура. - В очередной раз унизил мой интеллект супруг. - в дудке вся сила. Это будет как бы горн. Пионерский. Сечёш? Это фетиш такой. И фаллический как бы символ.

Секу, конечно. Мог бы и не объяснять. В дудке - сила. Это ж все знают.

В темноте крадусь на кухню, снимаю с крючка фартук, как крыса Шушера тихо вползаю в спальню к родителям, и тырю мамин халат говняного цвета. Чтоб быть школьницей. Чтоб муж был щастлив. Чтоб пересдать ему математику. А разве ваша вторая годовщина свадьбы проходила как-то по-другому? Ну и мудаки.

В тёмной прихожей, натыкаясь сракой то на холодильник, то на вешалку, переодеваюсь в мамин халат, надеваю сверху фартук с помидорами, сую за щеку дудку, спизженную, стыдно сказать, у годовалого сына, и стучу в дверь нашей с мужем спальни:

- Тук-тук. Василиваныч, можно к вам?

- Это ты, Машенька? - отвечает из-за двери Вова-извращенец, - Входи, детка.

Я выплёвываю дудку, открываю дверь, и зловещим шёпотом ору:

- Сто первый раз говорю: не называй меня деткой, удмурт!!! Заново давай!!!

- Сорри: - доносицца из темноты, - давай сначала.

Сую в рот пионерский горн, и снова стучусь:

- Тук-тук. Василиваныч, к Вам можно?

- Кто там? Это ты, Машенька Петрова? Математику пришла пересдавать? Заходи.

Вхожу. Тихонько насвистываю на дуде 'Кукарачю'. Маршырую по-пианерски.

И ахуеваю.

В комнате горит ночник. За письменным столом сидит муж. Без трусов но в шляпе. Вернее, в бейсболке, в галстуке и в солнечных очках. И что-то увлеченно пишет.

Оборачивается, видит меня, и улыбаецца:

- Ну, что ж ты встала-то? Заходи, присаживайся. Можешь подудеть в дудку.

- Васильиваныч, а чой та вы голый сидите? - спрашиваю я, и, как положено школьнице, стыдливо отвожу глаза, и беспалева дрочу дудку.

- А это, Машенька, я трусы постирал. Жду, когда высохнут. Ты не стесняйся. Можешь тоже раздецца. Я и твои трусики постираю.

Вот пиздит, сволочь: Трусы он мне постирает, ога. Он и носки свои сроду никогда не стирал. Сука.

- Не: - блею афцой, - Я и так без трусиков: Я ж математику пришла пересдавать всё-таки.

Задираю мамин халат, и паказываю мужу песду. В подтверждение, значит. Быстро так показала, и обратно в халат спрятала.

За солнечными очками не видно выражения глаз Вовы, зато выражение хуя более чем заметно. Педофил, бля:

- Замечательно! - шепчет Вова, - Математика - это наше фсё. Сколько будет трижды три?

- Девять. - Отвечаю, и дрочу дудку.

- Маша! - Шёпотом кричит муж, и развязывает галстук. - ты гений! Это же твёрдая пятёрка беспесды! Теперь второй вопрос: ты хочешь потрогать мою писю, Маша?

- Очень! - с жаром отвечает Маша, и хватает Василиваныча за писька, - Пися - это вот это, да?

- Да! Да! Да, бля! - орёт Вова, и обильно потеет. - Это пися! Такая вот, как ты видишь, писюкастая такая пися! Она тебе нравицца, Маша Петрова?

- До охуения. - отвечаю я, и понимаю, что меня разбирает дикий ржач. Но держусь.

- Тогда гладь её, Маша Петрова! То есть накуй! Я ж так кончу. Снимай трусы, дура!

- Я без трусов, Василиваныч, - напоминаю я извру, - могу платье снять. Школьное.

Муж срывает с себя галстук, бейсболку и очки, и командует:

- Дай померить фартучек, Машабля!

Нет проблем. Это ж вторая годовщина нашей свадьбы, я ещё помню. Ну, скажите мне - кто из вас не ебался в тёщином фартуке во вторую годовщину свадьбы - и я скажу кто вы.

- Пожалуйста, Василиваныч, меряйте. - снимаю фартук, и отдаю Вове.

Тот трясущимися руками напяливает его на себя, снова надевает очки, отставляет ногу в сторону, и пафосно вопрошает:

- Ты девственна, Мария? Не касалась ли твоего девичьего тела мушская волосатая ручища? Не трогала ли ты чужые писи за батончег Гематогена, как путана?

Хрюкаю.

Давлюсь.

Отвечаю:

- Конечно, девственна, учитель математики Василиваныч. Я ж ещё совсем маленькая. Мне семь лет завтра будет.

Муж снимает очки, и смотрит на меня:

- Бля, ты специально, да? Какие семь лет? Ты ж в десятом классе, дура! Тьфу, теперь писька упал. И всё из-за тебя.

Я задираю фартук с помидорами, смотрю как на глазах скукоживаецца Вовино барахло, и огрызаюсь:

- А хуле ты меня сам сбил с толку? 'Скока буит трижды три?' Какой, бля, десятый класс?!

Вова плюхаецца на стул, и злобно шепчет:

- А мне что, надо было тебя просить про интегралы рассказать?! Ты знаешь чо это такое?

- А нахуя они мне?! - тоже ору шёпотом, - мне они даже в институте накуй не нужны! Ты ваще что собираешься делать? Меня ебать куртуазно, или алгебру преподавать в три часа ночи?!

- Я уже даже дрочить не собираюсь. Дура!

- Сам такой!

Я сдираю мамашин халат, и лезу под одеяло.

- Блять, с тобой даже поебацца нормально нельзя! - не успокаиваецца муж.

- Это нормально? - вопрошаю я из-под одеяла, и показываю ему фак, - Заставлять меня дудеть в дудку, и наряжацца в хуйню разную? 'Ты девственна, Мария? Ты хочеш потрогать маю писю?' Сам её трогай, хуедрыга! И спасибо, что тебе не приспичило выебать козлика!

- Пожалуйста!

- Ну и фсё!

- Ну и фсё!

Знатно поебались. Как и положено в годовщину-то. Свадьбы. Куртуазно и разнообразно.

В соседней комнате раздаёцца деццкий плач. Я реагирую первой:

- Чо стоишь столбом? Принеси ребёнку водички!

Вова, как был - в фартуке на голую жопу, с дудкой в руках и в солнечных очках, пулей вылетает в коридор.

: Сейчас сложно сказать, что подняло в тот недобрый час мою маму с постели: Может быть, плач внука, может, жажда или желание сходить поссать: Но, поверьте мне на слово, мама была абсолютно не готова к тому, что в темноте прихожей на неё налетит голый зять в кухонном фартуке, в солнечных очках и с дудкой в руке, уронит её на пол, и огуляет хуем по лбу:

- Славик! Славик! - истошно вопила моя поруганная маман, призывая папу на подмогу, - Помогите! Насилуют!

- Да кому ты нужна, ветош? - раздался в прихожей голос моего отца.

Голоса Вовы я почему-то не слышала. И мне стало страшно.

- Кто тут? Уберите член, мерзавец! Извращенец! Геятина мерская!

Мама жгла, беспесды.

- Отпустите мой писька, мамаша: - наконец раздался голос Вовы, и в щель под закрытой дверью спальни пробилась полоска света. Вове наступил пиздец.

Мама визжала, и стыдила зятя за непристойное поведение, папа дико ржал, а Вова требовал отпустить его член.

Да вот писька там было, ага. Если моей маме выпадает щастье дорвацца до чьего-то там хуя - это очень серьёзно. Вову я жалела всем сердцем, но помочь ему ничем не могла. Ещё мне не хватало получить от мамы песдюлей за сворованный халат, и извращённую половую жызнь. Так что мужа я постыдно бросила на произвол, зная точно, ЧЕМ он рискует. Естественно, такого малодушия и опёздальства Вова мне не простил, и за два месяца до третьей годовщины нашей свадьбы мы благополучно развелись.

Но вторую годовщину я не забуду никогда.

Я б и рада забыть, честное слово.

Но мама: Моя мама:

Каждый раз, когда я звоню ей, чтобы справицца о её здоровье, мама долго кашляет, стараясь вызвать сочувствие, и нагнетая обстановку, а в оконцовке всегда говорит:

- Сегодня, как ни странно, меня не пиздили по лицу мокрым хуем, и не выкололи глаз дудкой. Стало быть, жыва.

Я краснею, и вешаю трубку.

И машинально перевожу взгляд на стенку. Где на пластмассовом крючке висит белый кухонный фартук.

С помидорами.

Я ж пиздец какая сентиментальная....

20:38 

самая моя любимая песня с самого детства!!!!!!!!! Орландина!!!!!! Хвост и Аукцион!!!!

А.Х.В. Псков, 1970 г.
Мелодия песни Лео Ферре, посвященной Жоржу Брассансу.
Сюжет нашей песни заимствован из книги Яна Потоцкого "Рукопись, найденная в Сарагоссе". Сочинять песню мы начали в поезде Ленинград – Псков и закончили в псковской столовой перед домом А. Славина, в то время бывшего художником в местном драматическом театре.


В полночь я вышел на прогулку,
Шел в темноте по переулку.
Вдруг вижу — дева в закоулке
Стоит в слезах.
"Где, — говорю, — тебя я видел?
Кто, мне скажи, тебя обидел?
Забыл тебя?
Ты Орландина, ты судьба моя,
Признайся мне, ведь я узнал тебя"
"Да, это я."

"Да, мое имя — Орландина
Да, Орландина, Орландина
Знай, Орландина, Орландина
Зовут меня.
Где-то, сказал, меня ты видел?
Знаешь что сам меня обидел?
Забыл меня?
Но для тебя забуду слезы я,
Пойду с тобой коль позовешь меня,
Буду твоя."

"Ах как хочу тебя обнять я,
Поцеловать рукав от платья.
Ну, так приди в мои объятья..."
И в этот миг
Шерстью покрылся лоб девичий,
Красен стал глаз, а голос птичий...
И волчий лик.
Меня чудовище схватило
И сладострастно испустило
Мерзостный крик.

"Видишь ли, я не Орландина.
Да, я уже не Орландина.
Знай, я вообще не Орландина.
Я — Люцифер!
Видишь, теперь в моих ты лапах,
Слышишь ужасный серый запах?
И гул огня?"
Так завопил он и вонзил свой зуб,
В мой бедный лоб свой древний медный зуб
Сам сатана.
Сам сатана.

19:59 

Всегда мечтал своей Любимой написать это стихотворение!!!! Меня опередили!!!!!

21.09.2010 в 20:51
Пишет Яда Л.:


Слышать чей-то голос, не видеть лица - наверно, странно,
По теплу от трубки ты чуешь дружбы простой предел.
Это волчья осень, смешные дали, чужие страны,
Отпечаток лапы на монитор - как вчерашний день.

Если тянет жилы холодный дождь у дверей подъезда,
И трамваи мечутся, растеряв свой привычный груз,
Быть нелепым зверем в такой момент - до чертей не к месту,
И по мокрой шерсти, пятная свитер, стекает грусть.

Кто-то поселился в твоем шкафу - он совсем не страшный,
Он шуршит по курткам, чихает нитками от пальто.
Это лисья осень, спрячь носик в лапки, усни пораньше,
Чтоб зима осталась за белой дверью и за бортом.

Засыпает мышка - ведь по часам уже пол-седьмого,
Засыпают книги, гитара, плед и заморский свин.
Сериал безнадежно старый, чертовски новый,
В нем немного правды, немного веры и чуть любви.

А потом когтистой и мягкой лапой наступит завтра,
И не надо будет жалеть о том, что не досказал...
Это осень кошек, больших, пятнистых и полосатых,
Вертикальных черточек наискось в золотых глазах.

Молоко с печеньем, одеться можно и потеплее,
Ты пойдешь со мною гулять, пожалуйста, ну пошли,
Обещаю себя вести наконец взрослее...
Эта осень клубком свернулась вокруг земли.


wolfox

Так неожиданно - и как будто про меня. Спасибо, Леш, хоть я и стянула это без твоего ведома.

URL записи

19:56 

22.06.2010 в 00:04
Пишет Klod:

Ася Анистратенко

прежде чем жизнь повернет по другому руслу
прежде чем я расскажу тебе как мне грустно
пусто и тягостно холодно горячо
я бы хотела чтобы заткнулись чувства
требующие себя принимать в расчет

страсть утолить которую нечем нечем
время которое честно сказать калечит
память которая просит чтоб было легче
легче не будет в порядке земных вещей
опыт который желает стелить солому
нервы которые жаждут улечься в кому
что там еще вообще

сердце которое хочет все знать заране
как это может быть если быть на грани
кто это вынесет кто это донесет
каждое слово бьет полосует ранит

сколько же надо любви чтобы это все

URL записи

19:54 

04.04.2010 в 15:12
Пишет fewsoj:

23.02.2010 в 23:21
Пишет [J].принцесса на горошине[/J]:

«Уникальности не существует. Крадите отовсюду, что резонирует с вашим вдохновением или подстегивает вашу фантазию. Поглощайте старые фильмы, новые фильмы, музыку, книги, картины, фотографии, стихи, мечты, случайные разговоры, архитектуру, мосты, дорожные знаки, деревья, облака, водоемы, свет и тень.
Только выбирайте исключительно те вещи, которые напрямую разговаривают с вашей душой. Если вы поступите так, то ваша работа (как и кража) будет настоящей, подлинной. Подлинность неоценима; оригинальности не существует.
И не старайтесь скрыть свою кражу — празднуйте ее, если вам так хочется. И всегда помните, что говорил Жан-Люк Годар: „Дело не в том, откуда ты берешь вещи, а куда ты их приводишь“».

Джим Джармуш

URL записи

URL записи

19:51 

про вас мужики и для вас мужики!!!!! а то все пытаетесь сделать все для всех!!!!!

18.11.2010 в 20:28
Пишет ~Валить и трахать~:

Начни с простого – вымой всю посуду -
Уменьши список будущих задач.
Свои носки, лежащие повсюду,
Сложи в мешок, мешок подальше спрячь.

Толпу бумажек возле монитора
Сожги, свалив в большой железный таз.
Всё нужное тебе – в мобильном на повторе,
А остальное гуглится на раз.

В конце концов - повесь на кухне полку,
Пять лампочек сгоревших замени.
И не ворчи, что в этом мало толку,
Особенно в масштабах всей земли.

Да, нелегко идти к великой цели,
Стремясь повсюду причинять добро,
При этом дважды в день, пять дней в неделю
Шагать пингвином в переход метро.

Желанье доказать чего-то свету
С утра пораньше - малость придуши.
Не приводи в порядок всю планету,
Достаточно квартиры и души.

Начни с простого – вымой всю посуду...
(с)

URL записи

Ложка Медиуса

главная